Пурим и сказочное королевство

Пурим

Пурим и сказочное королевство

Более любого другого нашего праздника сюжет Пурима напоминает сказку. Вспомните один из самых известных сказочных сюжетов – «Спящая красавица». Разве не присутствуют и там два персонажа, которые, подобно Аману и Мордехаю, ответственны за два указа – за благую и худую вести. Злая фея предрекает смерть принцессе от случайного укола по достижении ею 16-ти лет. Однако, на её счастье, последнее слово остаётся за доброй феей. Особенно роднит сказочный и библейский сюжеты тот факт, что слово доброй феи не властно отменить сказанное феей злой. Не так ли точно указ от Мордехая не смог отменить того, что вышло из уст Амана?

ПуримВсё, что могла от себя добавить добрая волшебница, — это предсказать неведомого принца, чъя живительная любовь к дочери короля пробудит её от мертвого сна.

Какова была реакция короля вы, конечно, помните – все его подданные были тут же мобилизованы на сбор всего колющего и режущего. Вполне ожидаемая реакция, не правда ли? Согласитесь, что если бы король повёл себя иначе – провозгласил бы принца грядущим Избавителем и повелел бы всем благословлять его пришествие – такую реакцию сочли бы странной. Но подумайте, какая из этих двух реакций более соотносится с верой? На первый взгляд, то, что король не стал сидеть сложа руки и ожидать исполнения пророчества, но проявил здоровую инициативу, чтобы уберечь свою дочь от смерти, говорит о его полном доверии к словам злой феи.

Но, с другой стороны, такое поведение выдаёт его пренебрежение к словам доброй феи. На самом деле, наш предусмотрительный король не поверил ни одной из них.

Очень поучительная история о том, что же считать верой. Сказка – ложь, но намёк содержит в себе грандиозный. Решение, задуманное королём в обход пророчеству, и предпринятые им координальные действия ровным счётом ничего не изменили – укол таки состоялся. И будь у нашего короля реальная вера, он не распылял бы её на изобретение своего «приёма против лома», но целиком доверился бы принцу.

Ну, а наша вера, насколько она реальна, что её отличает от веры сказочного короля?

Не так же и мы предпочитаем полагаться на себя, а не на обещанного нам Принца?

Не так же и нам легче поверить в улыбку судьбы и счастливый жребий, чем Богу?

Не так ли и нынешний иудаизм с его акцентом на праведных делах и уклонении от зла – от дел в субботу, от смешения мясного и молочного – уже так давно и основательно уклонил нас от самого главного в ней, от веры.

Я имею в виду библейскую веру, веру в Божъю победу над злом и Божъю любовь, могущую оживлять из мёртвых:

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанн 3:16).

В сказочном сюжете, который мы взяли в пример, каждый из жителей королевства, уснувший мёртвым сном, был, в конце концов, пробуждён вне зависимости от веры.

Но в сюжете живого Бога лишь только верующий в Избавителя имеет гарантию получить жизнь от Него.

Именно вера сделалась главным фактором нашей победы и в истории Пурима.

Так же как король из сказки не нашёл никакого избавления от проклятия злой феи, потому что избавлением от него могла послужить лишь вера в слова доброй феи; так же точно и смертоносному замыслу Амана мы ничем не могли противостоять, потому что нашим единственным противостоянием могла сделаться лишь только  вера в Мордехая.

Пусть Дух Божий просветит нас разумением и поможет понять, что главное в этом празднике – это не выпавший нам счастливый жребий, а сделанный нами выбор.

И если Вы, прочитав эту и другие наши статьи, это просвещение в себе не обнаружите, то не спешите разочароваться в проделанной духовной работе, а лучше свяжитесь с нами.